Сайт загружается...

  • 16 +
  • ...

    Надежда Микулич: «Я осчастливила весь Лаос!»

    Просмотров: 692 Комментариев: 0 2015.06.17

    Светлый легенда советской эстрады Надежда Микулич посетила в рамках сборного концерта белорусских звёзд «За полчаса до весны».

    - Надежда Анатольевна, давайте вспомним ваш музыкальный жизненный путь и его начало...

    - Мой музыкальный жизненный путь начинался, когда я училась в музыкально-педагогическом училище по классу аккордеона. Но мне всегда нравилась гитара. И у нас ребята на ней играли. Мы всегда ездили по стройотрядам с концертами. Я балдела, ведь на аккордеоне столько клавиш, а тут — 6 струн, и всё так красиво звучит! Научилась играть на гитаре. Думаю, надо что-то делать дальше. В училище создала женский ансамбль. Мы играли популярные песни, которые были модными в то время. Ну, как играли? Я нашла девочку на бас-гитару, другую — на барабаны, третью — на клавиши. И вот мы уже на вечерах начали выступать. (Сейчас они дискотеками называются). Когда мальчики-музыканты уходили на перекур, за инструменты садились девочки. И такой кайф ловили! Но нам перепадало немного — всего 2-3 песни. А потом пришла к нам однажды на танцы дочь директора училища (она в то время играла во Дворце текстильщиков в Гродно в женском вокально-инструментальном ансамбле) и позвала меня присоединиться к ним. Там уже был готовый ансамбль, а мы, самоучки, аранжировки делать не могли, выступали, как умели. Пойду, думаю, там буду учиться, а сюда знания приносить. И отправилась туда. Меня посадили на клавиши, а я аккордеонистка. Всё понимаю, но, если бы их перевернуть, то так бы смогла играть, а по-другому не получается. Руководитель предложил освоить бас-гитару. Научил меня играть на ней, и мне это понравилось. Девочки стали ревновать, что я в другом ансамбле больше времени провожу. И в итоге наша группа в училище развалилась, а я продолжала ходить на репетиции во Дворец текстильщиков. Там был только женский ансамбль. Девочки играли на тромбоне, саксофоне, трубе и барабанах, я - на бас-гитаре. Назвали мы его «Чаровницы».

    А потом в Гродно приехал ансамбль «Верасы». Это было давно. Они только-только создались. И самостоятельно ещё ничего не пели. Выступали как подпевающая группа (бэк-вокал) при заслуженном артисте Эдуарде Мицуле. Мы пришли на концерт посмотреть на них. А они потом решили нас послушать. В это время «Верасы» пытались сделать женским инструментальным ансамблем. У них были гитаристки, и только на барабанах сидел парень. А я уже играла на акустической гитаре, бас-гитаре и пела. В общем, три в одном. Училась я тогда на третьем курсе. Так они целую делегацию к родителям отправили, чтобы меня отпустили на профессиональную сцену. Но папа с мамой сказали: «Нет, год подождите, пусть закончит, тогда, пожалуйста». Можете себе представить, как я училась! Вся в мечтах, переживала, что за год найдут мне замену. Но оказалось, что такую не найти. Я же не просто певица, но ещё и музыкант. Когда закончила училище, тоже были проблемы, меня не отпускали с того места, куда попала по распределению. Только через Министерство культуры получилось уладить эту проблему. Короче, приехала в ансамбль «Верасы» работать, а через год и «Чаровниц» забрали в филармонию. Они такие были гастрольные — по всему Советскому Союзу ездили. Я много слушала ансамблей женских: и «Балтийские чайки», и «Крымские чайки», и «Девчата», и «Красные девицы». Но «Чаровницы» одни играли чисто на духовых инструментах, потому что руководитель сам был духовик. Он умел играть на бас-гитаре, а девчонок научил дуть, и дули они прилично.

    Я немножко отступлюсь. «Чаровницы» потом распались. Их 20 лет не было на сцене. И вот, когда я делала свой юбилейный концерт, решила собрать девчонок. «Верасов» то я собирала на свои юбилейные концерты, потому что нас тоже давно нет. Собирались, выходили на сцену — и это был такой сюрприз для зрителей! Потому что знают, что ансамбля нет. А я ещё на большом экране показывала нашу запись. Мы появлялись молоденькие на экране и тут же все выходили из зала. У меня прямо сейчас мороз по коже. Потому что настолько неожиданно это было, удивительно и здорово! Исполняли попурри из наших известных песен. Вот так я спела и с «Верасами», и с «Чаровницами».

    Ещё мне довелось с рок-группой «Сузорье» работать. Это было очень неожиданно, потому что на неё ходила своя публика. А я только-только ушла из «Верасов», набирала репертуар, сама делала обработки народных песен, пока не было авторских. В это самое время меня соединили с рок-группой. И мы сделали совместную программу. В первое время даже боялась выходить на сцену, потому что начинала концерт я, а публика приходила на них. Перед выступлением все кричали «Сузорье! Сузорье!» Группа была очень популярная. И тут выхожу я, одна, с гитарочкой. Пою первую песню — ничего, принимают хорошо. Потом по одному музыканту начинают выходить ко мне. А мне оранжировку делал Игорь Полевода, который в «Песнярах» работал. Вся программа состояла из фольклорных шуточных песен, но я сама их выбирала. Они такие смешные: про пьниц-мужиков и пьяниц-жён, про измену и не только. Оранжировка была сделана именно для рок-группы. В этом стиле. И меня так принимали! Ор стоял такой же, как на концерте «Сузорья». Со временем всё меняется, и программа тоже. Все распадаются. Эта рок-группа тоже распалась.

    Работала я и с ансамблем современного балета, когда репертуар набирала. Выступала между танцами с почти голыми девочками. На них были красивейшие костюмы -купальники, и я где-то между ними пару песен исполняла на гитарочке.

    Теперь у меня репертуар большой. Я выпустила 4 компакт-диска. Звание получила заслуженной артистки, причём уже будучи на пенсии. У меня все спрашивали, как тебе это удалось. Когда я ушла из филармонии, у меня деятельность появилась, потому что там был ступор какой-то. Всё не то. Почему я ушла? Потому что поехали на гастроли, а приехали с них— ни зарплаты, ничего, ещё должны остались филармонии. Я так работать не хотела. После этого у меня появилось море песен. Стала писать сама для себя, потому что композиторы хотят денег, и много хотят, а их нет. Всё, что удаётся найти, уходит на аранжировку.

     

    - Вам через тернии пришлось пройти?


    - Очень много было терний в филармонии. Проходил Всесоюзный конкурс артистов эстрады. Там был возрастной ценз — до 30 лет. А мне как раз 30 исполнилось. Поскольку конкурс был в марте, я ещё на него попадала. И всё. Больше никаких конкурсов. Возраст не тот. А у меня дочка заболела в Гродно. Я поехала туда. Но попросила, если будет прослушивание, позвонить мне, чтобы успела приехать. Мне никто не позвонил. Когда дочка выздоровела, я приехала в Минск. В тот день уже шло прослушивание. Можете себе представить, до какой степени было обидно?! Я со слезами на глазах побежала по кабинетам просить, чтобы меня прослушали. Это надо было опять собрать местное жюри. Я стала песни искать. Они были не готовы. Как могла — без аранжировки, под гитару - исполнила их. В общем, выпустили меня на конкурс. И что вы думаете? Из филармонии я одна там прошла! Вот так. Выступали на нём 86 исполнителей со всего Советского Союза, было только 6 призовых мест. Я попала в шестёрку, стала дипломантом конкурса. И это дало мне право делать сольную программу. А без звания могла лишь выступать номером в любой бригаде. А тут Москва дала разрешение на сольное отделение, а потом — и на сольный концерт.

     

    - И с голосом была проблема?

    - Да, с голосом была проблема после родов... Это было ужасно. Сначала думала, что из-за того, что покричала. Надеялась, что восстановится. Ничего подобного! Я вышла из декретного и поехала работать с «Чаровницами». Знала заранее, что в «Верасы» уже не вернусь. А у «Чаровниц» мой муж работал директором, администратором, в общем, гастроли для них делал, концерты. Я с ними выступала со своими номерами. Пока они переодевались, я выходила. У меня было 2 песни или даже 3. Причём одну из них сочинила Жанна Рождественская. Она приехала к нам на гастроли и сыграла её на рояле. Вот бывает такое, я услышала и «умерла» от этой песни. («Ни слова не скажу тебе» - называется). Подошла к ней. Она мне пластинку подарила, ноты написала и сказала: «Пой!» Я её пела под гитару. Потом мне сделали шикарную аранжировку. И вот, когда я с «Чаровницами» поехала, надо было исполнить 3 песни. Но на третьей песне я уже не могла петь. Что-то давило. Думала, распоюсь. Стало ещё хуже. И потом меня повели в специальную поликлинику — сурдологопедический диспансер - проверить связки. Посмотрели и сказали месяц молчать, у меня было несмыкание во всех регистрах. Мне запретили разговаривать, говорить можно было только шёпотом. Надо сказать, что сурдологопедический диспансер даёт только рекомендацию, а в моей поликлинике мне больничный не хотели давать, потому что у меня ничего не болело. Но это же моя работа! С трудом, но вылечили голос. А он не туда пошёл. Я не знала, как такое может быть. Училась вокалу 4 года. Знаю, куда должен идти звук, а тут вдруг пою, а он мне в затылок идёт. У нас в филармонии работала педагогом Ирина Александровна Полянская. Она когда-то была певицей. Я подошла к ней, и она со мной позанималась. Сумела всё объяснить, рассказать, распеть. И у меня всё вернулось. Но скажу, что не одну песню, что в «Верасах» пели, я теперь не смогу спеть, потому что понизился голос. На сцене я иногда шучу, что мой голос потолстел также, как и я.

     

    - У вас наверняка есть поклонники. Как они выражают свои эмоции?

    - По городу иду — они мне в любви объясняются! Среди них много женщин. А с мужчиной однажды интересный случай произошёл. В метро по переходу шла. Издалека увидела парня, высокого, красивого, с розой в руке. Явно, он нёс этот цветок кому-то. А ему навстречу. Он остановился, протянул розу и сказал: «Это вам!» Я говорю: «Неправда, не мне». Но он подарил мне этот цветок. Было приятно. А как-то приезжала ко мне подруга с Украины, я её провожала. Сидим на остановке. И тут ко мне подошёл молодой человек. Просто на колени встал и стал признаваться в любви. Подруга с Украины послушала и поняла, что я известный в Беларуси человек. У нас то ладно! А вот, когда я была на гастролях в Лаосе, это было что-то! Там же таких больших людей нет. А у них поверье: «Если дотронуться к полному человеку — счастье привалит». Пока там ходила, меня все щупали: и женщины, и дети. Я осчастливила весь Лаос!

     

    - А как вы отдыхаете?

    - Я езжу на дачу. А летом живу на ней. Но это не значит, что я стою там на четвереньках. Собачка у меня есть Люсечка, йорик маленький. Мы с ней так хорошо там отдыхаем! На рыбалочку я хожу. Люблю косить траву. Купила газонокосилку и порядок навожу. А муж у меня очень любит копаться в огороде Теплицу построили, но я в неё даже не вхожу. Он с утра там сидит, всё выращивает, а мне говорит, что я ничего не делаю. Ну, почему? Травку иногда выщипываю.

     

    - Вы помните, о чём мечтала маленькая девочка Надя?

    - Маленькая Надя мечтала быть артисткой. Мечта её исполнилась.

     

    - Вы считаете себя счастливым человеком?

    - Да. Может быть, счастья маловато, но ничего. Хотелось бы больше гастролировать. Но не получается — нет своего продюсера. А я такой человек — нет так и нет. Сижу и жду, когда меня вызовут. И вот вызвали. Я приехала сюда и очень счастлива, правда.

     

    - Мы тоже счастливы, что вы к нам приехали. Спасибо за интервью!

  • отправить другу
  • распечатать

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Редакция газеты

Полезные телефоны

Каталог предприятий

    Развернуть Свернуть

    Голосование

    Каким образом, на ваш взгляд, необходимо укреплять продовольственную безопасность региона?